четвер, 25 березня 2010 р.

26 – 29 марта 2010 года. Основные информационные политико-экономические риски и вероятные конфликтные линии

Риски политико-информационного характера

Прекрасно известно, что нынешняя коалиция является довольно неустойчивым образованием. И далеко не только вследствие нелегитимного способа ее образования. Акцентируем внимание на других не менее актуальных рисках, которым подвержено парламентское большинство:

– подход Партии регионов к партнерским отношениям. Недавний случай с коммунистами, пригрозившими выходом из коалиции, должен послужить сигналом для Партии регионов, что ее подход к кадровой политике, необходимо менять. Но не только его. Речь здесь не в том, что КПУ всерьез намеревалась выйти из парламентского большинства (скорее всего реакцию коммунистов следует воспринимать как политический торг с ПР по вопросам кадровых назначений, который к тому же вскоре разрешится назначениями на ряд второстепенных постов в государственных ведомствах), а в самом подходе регионалов к партнерским отношениям, основанным на абсолютном примате их корпоративных интересов над интересами других членов коалиции, в том числе и по кадровым вопросам, что выражается в непрозрачном способе назначений (особенно губернаторов). Данное обстоятельство естественно раздражает малые фракции и может оставаться миной замедленного действия достаточно длительный срок;

– политика правительства. Кабинет министров Н.Азарова неоднократно декларировал необходимость непопулярных мероприятий по оздоровлению экономики. Если правительство примет требования МВФ по повышению тарифов на газ и электроэнергию для населения (а Кабинет министров сейчас очень нуждается в кредите), то одна лишь эта мера может оказаться дестабилизирующим фактором для единства коалиции. Повышение тарифов радикально отразится на благосостоянии основного электората Компартии – пенсионерах, что может привести, как вариант, к демонстративному выходу фракции КПУ из большинства в надежде отстоять на будущих парламентских и местных выборах право на дальнейшую политическую жизнь;

– изначальное стремление регионалов заключить альянс с НУНС. Не секрет, что регионалы и сейчас, прекрасно осознавая правовую уязвимость коалиции, склонны сформировать большинство из полноценных фракций. В этом ключе альянс с НУНС и Блоком Литвина для них и сейчас остается более предпочтительным, нежели текущий союз с КПУ. В экспертной среде не исключают возможность переформатирования коалиции за счет вхождения туда всей фракции НУНС. Возможно, как один из вариантов рассматривается назначение на пост министра образования члена НУНС вместо одиозной фигуры Д.Табачника. Назначение «нунсовца» на этот пост из среды оппозиционных «национал-патриотов» может послужить сигналом для вхождения всей фракции в коалицию. Однако сам процесс переформатирования имеет серьезный риск провалиться, учитывая несговорчивость значительной части депутатского состава НУНС и автоматический выход из большинства КПУ.

***

22 марта председателем Высшего совета юстиции был избран В.Колесниченко. За его кандидатуру проголосовали 13 членов совета из 20. Таким образом, в течение следующих трех лет (срок полномочий председателя совета) один из наиболее влиятельных органов в судебной вертикали власти будет фактически контролироваться Партией регионов. Это связано с тем, что новый председатель, который в прошлом работал судьёй Печерского суда, во-первых, всегда действовал в фарватере Партии регионов, во-вторых, он является кумом главы парламентского комитета по вопросам правосудия С.Кивалова.

На сегодня Высший совет юстиции обладает существенными полномочиями в сфере контроля за судебной ветвью власти, в частности, он влияет на процесс подачи представления президенту о назначении или увольнении с должности того или иного судьи. Определяющей при этом является позиция председателя совета, от которого зависит распределение дел между членами Высшего совета юстиции.

Отметим, что, судя по последним заявлениям представителей судебной власти, роль Высшего совета юстиции может быть пересмотрена.

Во-первых, речь идет о том, что право назначать судей на административные должности будет передано от Совета судей Украины именно Высшему совету юстиции. Актуальность соответствующего законопроекта не подлежит сомнению, так как сегодня не менее 100 судов Украине не имеют своих председателей. Если законопроект будет принят в редакции, устраивающей Партию регионов (а наличие более-менее устойчивой парламентской коалиции и большинство в профильном парламентском комитете создают для этого соответствующие предпосылки), то она сможет контролировать фактически всю судебную деятельность и назначать посредством Высшего совета юстиции лояльных судей.

Во-вторых, не исключено, что параллельно с вышеуказанными шагами будет существенно нивелирована роль антагонистов Высшего совета юстиции – Совета судей Украины и ВСУ. Изменения в полномочиях могут быть объяснены необходимостью проведения судебно-правовой реформы, о которой давно говорят эксперты и представители судебной ветви власти.


Риски социально-экономического характера

В последнее время следует отметить усиление конкурентной борьбы внутри властной команды (в контексте кадровых назначений, а также контроля над социально-экономическим сектором).

В первую очередь речь идет о следующих министерствах и ведомствах:

– Министерство внутренних дел;

– Служба безопасности Украины. Речь идет, прежде всего, о вероятном конфликте интересов, так как глава ведомства, представляя интересы определенных финансово-экономических кругов, может действовать в ущерб интересов других групп влияния, используя для этого ресурсы СБУ;

– Министерство образования (контроль над гуманитарной и образовательной политикой представляется достаточно важным в данной ситуации, так как позволяет, во-первых, формировать общественное мнение о новой власти, во-вторых, влиять на социальное настроение граждан, в-третьих, удерживать электорат Партии регионов, которой голосовал не только за экономические, но и культурно-гуманитарные лозунги Партии регионов. Вместе с тем, именно Министерство образования может стать тем министерством, которое будет отдано на откуп новым возможным союзникам в случае переформатирования парламентской коалиции);

– Государственный комитет по вопросам регуляторной политики и предпринимательства (ранее эту должность занимала А.Кужель, которая позиционировала себя как члена команды С.Тигипко). Уже первые заявления нового главы комитета (повышение налога с ряда предпринимателей, работающих на упрощенной системе, изменения в системе организации лотерей в Украине, открытие казино) свидетельствуют, с одной стороны, об усилении:

а) давления на малый и средний бизнес;

б) борьбы с бизнесом, ориентирующимся на БЮТ.

С другой стороны, ряд шагов направлены на удовлетворения интересов некоторых финансово-политических групп провластного направления;

– Администрация Президента Украины (речь идет о доминировании представителей одной финансово-политической группы, которая старается во всем определять внутреннюю и внешнюю политику Президента В.Януковича, а также наличия «одиозных» фигур, которые своими заявлениями либо действиями в определенной мере дискредитируют новоизбранного главу государства).

Усиление вышеуказанных противоречий может привести к нескольким последствиям.

Во-первых, активизация внутреннего неудовлетворения в целом ослабит Кабинет Министров Украины как единую команду, что скажется на проводимой им стабилизационной политике.

Во-вторых, уже через полгода следует ожидать на вторую волну кадровых изменений в высшем руководстве страны.


Авторский коллектив выпуска:

Рейтерович И., Евенко И., Журавлев А.

Немає коментарів:

Дописати коментар