четвер, 8 квітня 2010 р.

9 – 12 апреля 2010 года. Основные информационные политико-экономические риски и вероятные конфликтные линии.

Риски политико-информационного характера

Конституционный Суд признал право депутатов входить в коалицию, если они не являются членами фракций, которые ее сформировали. Иными словами, КСУ легализировала своим решением действующую коалицию в составе Партии регионов, КПУ, Блока Литвина и ряда «перебежчиков» их оппозиционных НУНС и БЮТ. Характерной является мотивационная сторона вердикта: решение от 2008 года, запрещающее формирование коалиции отдельным депутатам, было принято без учета изменений в Закон о регламенте Верховной Рады, принятый в 2010 году. Такое объяснение судей, безусловно, является спорным, поскольку согласно этой логике нормы регламента получаются выше Конституции. Оно сразу же вызвало шквал критики со стороны оппозиции.

Данное решение суда будет иметь последствия, как для коалиции и нынешней власти вообще, так и для самого КСУ. Из рисков следует отметить:

– подрыв судейского авторитета КСУ. Действительно кажется странным, что Конституционный Суд принял данное решение в противовес своему же предыдущему, пользуясь при его принятии Регламентом Верховной Рады. И это притом, что в КС находится представление относительно конституционности некоторых статей Регламента. Хотя критика оппозицией решения суда, вероятно, ограничится порицаниями морально-этического характера, поскольку доказать факты нарушения присяги судей или получения ими взяток кажется маловероятным, ее будет достаточно, чтобы пошатнуть не только авторитет отдельных судей, но и всего Суда. Также в дальнейшем растет риск усиления давления на указанную судейскую инстанцию, как со стороны оппозиции, так и власти;

– возможность консолидации оппозиции в парламенте и усиления ее активности, направленную на дискредитацию работы правительства и парламентского большинства. Поскольку вопрос с легальностью формирования коалиции формально снят, то оппозиционные силы полностью переключат внимание на иные способы политической борьбы. Вероятно, основной акцент их деятельности будет сосредоточен на социальных и экономических вопросах, где правительство Н.Азарова пока не достигло какого-либо эффекта. Существенной будет работа и по демонизации нынешней «тоталитарной» власти, «узурпировавшей» суды. На этом фоне возможна активизация на новом уровне политического диалога по созданию объединенной коалиции. Во всяком случае, высока вероятность, что оппозиционные фракции выступят единым фронтом против повышения цен на газ и электроэнергию, новых газовых контрактов с Россией и т.д.

Из преимуществ вердикта КСУ отметим:

– легитимизация коалиции и правительства. Решение КСУ усилило легитимность последних в глазах украинской общественности и международного сообщества. Кроме того вердикт Конституционного Суда снял с повестки дня вопрос о возможности проведения досрочных парламентских выборов, что, безусловно, будет способствовать стабилизации политической обстановки в стране;

– увеличение коалиции. Стоит подчеркнуть, что вероятность раздувания коалиции до конституционного большинства остается под вопросом. Это с одной стороны потребует удовлетворения властью кадровых аппетитов присоединившихся, что кажется маловероятным (основной этап кадровой реорганизации госаппарата уже пройден), а с другой у большинства «конъюнктурщиков» из НУНС и БЮТ отсутствует стимул присоединиться к «успешным реформаторам» (реальных экономических аффектов действующей властью достичь, пока не удалось). В тоже время рассчитывать на пару десятков «перебежчиков» коалицианты могут.

***
7 апреля Кабинет Министров не смог на своем заседании утвердить законопроект о внесении изменений в закон «О столице Украины – городе-герое Киеве», разработанный Министерством юстиции. Отметим, что данный проект изменений в закон «О столице» предполагает упразднение должностей мэра Киева и секретаря Киевсовета и создание вместо них должностей главы и заместителей главы городского совета, которые будут избираться на заседании Киевсовета из числа его депутатов. Полномочия руководителя исполнительной власти переходят к главе Киевской городской государственной администрации, которого предлагается назначать указом президента по представлению Кабинета Министров. Предполагается, что глава КГГА будет руководить также исполкомом Киевсовета. Таким образом, данный проект фактически предусматривает отказ от прямых выборов руководителя города, что, безусловно, сегодня выгодно Партии регионов, не имеющей реального кандидата на пост мера Киева, но стремящейся установить контроль над столицей.

То, что правительство не смогло утвердить данный проект, обусловлено несколькими факторами.

Во-первых, предполагаемые новации – достаточно радикальны, поэтому, скорее всего, будут восприняты крайне негативно как киевлянами, так и политическими силами-оппонентами Партии регионов. Следовательно, их принятие должно быть максимально полно аргументировано, а их содержание – компромиссно и бесконфликтно.

Во-вторых, в самой коалиции отсутствует единство касательно изменений в закон «О столице» (прежде всего, это касается «особой» позиции блока Литвина, а также С.Тигипко).

Таким образом, следует ожидать на дальнейшие обсуждения законопроекта о внесении изменений в закон «О столице Украины – городе-герое Киеве», а также активизацию соответствующей сопроводительной информационной кампании в СМИ.

Риски социально-экономического характера
В последние несколько недель следует констатировать усиление информационной составляющей, связанной с украинско-российскими газовыми переговорами. В целом, по мнению большинства экспертов, первый раунд данных переговоров не принес каких-либо существенных и конкретных результатов. Пока что можно говорить о том, что стороны ознакомились с позицией оппонентов по поводу наиболее актуальных газовых проблем. Вместе с тем, уже сейчас понятно, что российская сторона в обмен за снижение цены на газ хочет получить гораздо больше, чем участие в международном консорциуме по управлению украинской газотранспортной системой.

На сегодняшний день главной задачей для Украины является модернизация газового контракта от 19 января 2009 года (в сторону уменьшения стоимости), а также его максимальная прозрачность и имплементация в европейскую систему газовых расчетов. Крайняя необходимость изменения расчетов за газ обусловлена, во-первых, энергозависимостью украинской экономики, вследствие которой она просто не способна нормально функционировать, что непосредственно отобразиться на наполняемости государственного бюджета.

Во-вторых, из-за необходимости покрытия убытков НАК «Нефтегаз Украины» дефицит государственного бюджета может превысить 6%, что даст повод Международному валютному фонду отказаться от дальнейшего сотрудничества с Украиной. Кабинет Министров вряд ли сможет добиться пересмотра данной цифры, а без финансовой помощи МВФ можно забыть не только о проведении реформ, но даже (при неблагоприятных обстоятельствах на мировых рынках) выполнении минимальных социальных обещаний новой власти.

В связи с этим, Украина предложила России присоединиться к созданию газотранспортного консорциума и инвестировать в модернизацию ГТС Украины в обмен на снижение цен на газ. Учитывая, что до начала полноценной эксплуатации «Южного потока» и «Северного потока» остается еще достаточно много времени, России выгодно подобное предложение, что, в частности, подтверждают и заявления высших должностных лиц Российской Федерации (в том числе и Премьер-министра В.Путина). Вместе с тем, главная цель России – это не столько усиление влияния на газовом рынке Украины, сколько максимально возможная интеграция Украины в свое политико-экономическое пространство, составляющими частями которого являются Таможенный союз, ЕЭП, а также различные военные программы и организации. Кроме того, российская сторона учитывает тот факт, что идея совместного владения ГТС имеет множество противников в Украине, которые способны дестабилизировать ситуацию во властной вертикали и развернуть достаточно мощную антироссийскую кампанию, постоянно апеллируя к странам европейской демократии, а также США.

Исходя из этого, Российская Федерация, скорее всего, будет затягивать рассмотрение вопроса создания газотранспортного консорциума, так как время работает против Украины.

Вместе с тем, не исключено, что в обмен на снижение цен на газ Россия может потребовать уступок в других сферах. В частности, это может быть:

– атомная энергетика (поставки ядерного топлива и хранение отработанного топлива);

– Черноморский флот Российской Федерации (изменение условий аренды, расширение российского военного и политического присутствия в Крыму);

– продажа украинских стратегических объектов российским инвесторам, усиление защиты последних от рейдерских атак и тому подобное – в целом, способствование либо непротивление экспансии российского бизнеса;

– передача Российской Федерации спорных объектов (Россия претендует на право собственности почти по 300 объектам социальной сферы и промышленности, находящимся в Украине, полностью урегулированы вопросы только по 12 из них).


Авторский коллектив выпуска:

Рейтерович И., Евенко И., Журавлев А.